Общевидовое поведение

 

Драконы не веруют в человеческих богов, хотя общаясь с людьми легко перенимают манеру последних упоминать их в разговоре, но в отличие от людей эти слова для них - лишь слова, фигура речи не содержащая тайного смысла. Драконы являясь изначальным творением первостихий, сотворивших мир, чтут лишь их, и то ощущение, которое люди вкладывают в понятие божества, они вкладывают в свое ощущение Природы, персонифицируя ее как Мать, единение четырех первостихий и прародительницу всего живого..

 

Драконы не имеют семей, в человеческом понимании этого слова.

Любовь, пара и появление потомства - понятия для них совершенно не связанные друг с другом.

Воспроизводство потомства - процесс к которому подходят абсолютно беспристрастно и очень ответственно. Чтобы снести яйцо драконица выбирает самца, наиболее подходящего по статям, которые окажутся полезными будущему птенцу, при этом существования каких-либо особенных чувств между ними совершенно не требуется. Само соитие для драконов не является актом любви, это короткий и скучный процесс, имеющий исключительно физиологическую цель, не играющий никакой роли в жизни обоих участников.

Любовь же дело совершенно иное. Драконы редко избирают себе пару, но если избирают, то остаются при своем выборе до конца жизни, и долгие любовные игры драконов в воздухе и на земле завораживающе прекрасны. При этом, вовсе необязательно драконице приносить яйцо именно от своего сердечного друга, и выбор ею какого-либо другого самца для этой цели - дело вполне обычное, над которым никому и в голову не приходит задуматься.

По большей части, такой уклад обусловлен тем, что драконы лишены индивидуального родительского инстинкта. Ни самки ни самцы драконов не умеют различать птенцов на своих и чужих. Этой разницы для них попросту не существует, как не существует и понятия родной крови, продолжения себя, и так далее.

Однако, в них крайне силен стайный инстинкт, многократно усиленный многовековой угрозой вымирания. Для драконов любой птенец племени поодиночке, и все они разом - все равно, что для людей - свои собственные дети, безразлично из чьих яиц они вылупились, и кем эти яйца были отложены.

Драконица откладывает яйцо в общее гнездо, и более не имеет понятия о том - которое из яиц ее собственное, и который из вылупившихся птенцов - ее потомство.

 

Надзор за кладкой, переворачивание и обогрев яиц, а после, первые заботы о проклюнувшихся птенцах, возлагаются на тех, кто по каким-либо причинам не может вылетать на охоту, или защищать гнездовье. Как только птенцы учатся подниматься на лапы, и издавать членораздельные звуки, ответственность за них переходит к воспитателям - самым старым и мудрым драконам из числа совета старейшин, пользующимся наибольшим доверием всего племени.

 

Обязанность всех остальных драконов - приносить добычу, защищать гнездовья и птенцов, помогать воспитателям при первой же просьбе, оберегать стаю, и в первую очередь, гнездо и птенцов и заботиться об их благополучии.

Таким образом, у вылупившихся из яйца птенцов не бывает своего отца или своей матери.

У них есть воспитатели, и целая стая отцов и матерей, к любому из которых можно прискакать с просьбой или вопросом, любой из которых всегда готов помочь и защитить, даже ценой собственной жизни, поскольку нет дракона более яростного, чем тот, кто защищает от непрошенных гостей места кладок или птенцов с их воспитателем.

 Драконы живут стаей, предпочитая селиться кучно, хотя у каждого имеется свое, индивидуальное место, будь то пещера, расселина, или помещение.

У каждой стаи имеется некое общее место, где можно собрать всю стаю на совет.

До Катаклизма они ютились в естественных каменных убежищах в недрах гор, теперь же их гнездовьями стали расположенные на недоступных людям отвесных скалах, частично разрушенные цитадели Древних, исполинские размеры которых позволялют обитать в них без стеснения.

 

Главенствует в драконьих стаях совет старейшин - самых старых и мудрых драконов, вне зависимости от их пола, и вожак, однако вожаком, как правило, избирается далеко не самый старший, а напротив, дракон помоложе, находящийся в самом расцвете сил, способный отвечать за защиту своего племени не только мудростью, но и действием.