Образование

В Кэйранде не существует общественных школ и светских учебных заведений. Образование здесь  носит частный характер,  и сугубо прикладной, минималистический характер, то бишь обучаются лишь тому, что является насущно необходимым, и не тратят времени на иные дисциплины, которые не найдут в жизни обучаемого практического применения.

Образование подразделяется, в зависимости от сословной принадлежности, ученика на общее, профессиональное и священническое.

Священническое образование - единственное, что более ли менее напоминает школу, поскольку дестуры набирают на обучение любого желающего посвятить себя вере Двенадцати, и учеников в таких штудиях бывает как правило более полудюжины за раз.

На обучение в Храмы простолюдины охотно отдают младших детей, дабы избавить семью от лишних ртов, а, кроме того, положение дестура считается, особенно среди простонародья, весьма почетным. Священническое образование начинается с изучения грамоты, но весьма жестко направлено на подготовку будущих служителей культа, поэтому на первых порах не включает в себя никакие посторонние дисциплины, зато делает особый упор на риторику и глубокое изучение священных текстов.

Лишь после основательного изучения догматов веры и грамоты, будущим священнослужителям, уже доказавшим свое намерение посвятить себя вере,  весьма поверхностно преподают историю, географию, и чуть более углубленно - натуроведение.

Более глубокое изучение этих дисциплин зависит лишь от инициативы самого обучающегося, однако же, в известной мере ограничено рамками воззрений преподающих.

Профессиональное образование - имеет весьма узкую направленность. Писцы обучают писцов, оружейники - оружейников, цирюльники - цирюльников. Развит институт отношений "мастер-ученик" во всех сферах, от простейших ремесел до лекарей и учителей. Каждый мастер, будь то пекарь, кузнец, лекарь или сапожник, обязан подготовить на своем веку как минимум одного ученика, которому сможет передать свое искусство. Как правило, ремесленники, купцы, и прочие, в первую очередь обучают своему делу собственных детей, однако же, охотно набирают учеников и со стороны, поскольку договор ученичества заключается, как правило, на длительный срок и, предусматривает полное подчинение. Мастер обязан лишь кормить и одевать ученика. Большинство имеет на этом немалую выгоду, обучая учеников в кратчайшие сроки, все прочее же время, до истечения срока договора, используя их как дармовую рабочую силу. Последние, впрочем, бунтуют редко - возможность набираться опыта многим кажется неплохим вкладом в будущую самостоятельность.

Профессиональное обучение большинства имеет целью подготовить полноценную замену мастеру, и не включает в себя посторонние предметы. К примеру, кузнец не станет тратить время на обучение ученика истории или географии, и уделит время лишь непосредственному ремеслу, ограничившись лишь тем минимумом который необходим, к примеру, чтобы выбивать на щитах девизы или подсчитывать будущую выручку исходя из расхода материалов. Однако, к профессиям требующим широкого общения с людьми, к примеру лекарям, подход более широкий. Не зная, кого придется лечить в будущем его будущему ученику, лекарь-учитель, скорее всего, преподаст ему, к примеру, основы геналогии, дабы тот ориентировался в непростом переплетении аристократических семейств, и не наделал ошибок, если ему посчастливится попасть постоянным лекарем в знатный дом.  

Самое полное образование из разряда профессиональных, получают будущие учителя. Это самый малочисленный цех, из которого, в разное время, выделялось несколько личностей, которые можно было считать учеными, и великими умами своего времени. Благодаря им появлялись, и появляются, хоть и редко - новые книги, и ведутся эмпирические исследования различных дисциплин.  И, хотя подобных личностей, жадных до знаний бескорыстных энтузиастов никогда не бывает много,  но каким-никаким прогрессом уровня познаний человечество обязанно именно им. Большинство же представителей этой профессии - обычные трудяги, добросовестно усвоившие то, что им в свое время вдолбили в головы, и, не менее добросовестно вдалбливающие все то же самое в головы уже своих собственных учеников.

Общее образование, включающее набор Шести искусств - доступно лишь очень состоятельным людям, то есть лордам, поскольку для этой цели требуется содержать в своем доме учителя, который и будет преподавать означенные искусства детям и воспитанникам. Зачастую, такое содержание превращается в пожизненное, поскольку возрастной разлет детей редко позволяет обучать их совместно. Сплошь и рядом случается что учитель, нанятый каким-либо лордом для обучения своего первенца, по достижении последним возраста шести лет, потом принимается учить и второго ребенка, и третьего, и воспитанника, и вообще любого, кого для той или иной цели велит учить работодатель, и, в конце концов, спустя десятка два лет, отправляется из этого же дома на кладбище ногами вперед, так и не удосужившись подыскать  себе другое место

Наряду с детьми нанимателя, учителя при замках обучают собственных учеников -преемников.

Шесть искусств включают в себя три основных - (грамматику, арифметику и генеалогию) и три дополнительных (историю, географию, языки). Далеко не каждый лорд считает необходимым для своих детей изучить все шесть дисциплин, и часто ограничиваются лишь несколькими из них. Далеко не каждый ученик проявляет усердие, полагая учение делом занудным и неинтересным. Зачастую, многие представители аристократических домов ограничиваются тем, что обучаются с грехом пополам читать по слогам, выцарапывать свое имя, распознавать гербы и подсчитывать расходы, гораздо больше внимания уделяя владению оружием и охоте.

Содержание Шести искусств

Грамматика - Грамматика служит основой всех искусств. Наряду с собственно грамматикой изучаются словообразование, литература и даже стихосложение, искусство устного и письменного выражения своих мыслей, и основы философии.

Генеалогия - непременный курс обучения в аристократических семьях. История великих, средних и даже малых аристократических домов. В основном по схеме - область которой владеют, герб и девиз, общие черты, коих придерживается тот или иной дом, главы домов на теперешний момент, известные представители, наиболее выдающиеся моменты из прошлого

Арифметика - не столь увлекательная, но необходимая наука для тех, кому когда-нибудь предстоит править собственные земли, платить налоги, и разбираться в премудростях управления большим хозяйством. Последним этапом обучения арифметике, до которого добираются считанные единицы, является геометрия, которая в реалиях Кэйранда из простейших выкладок почти сразу переходит в нечто напоминающее топографию - тонкость необходимая лишь для мальчиков, из которых со временем надеются вырастить воинов, и будущих полководцев.

История - в основном история самого Кэйранда. Более подробно - со времен Объединения. Общими штрихами - до оного, также довольно поверхностно - ближайшая история соседей. Более подробно изучаются хроники войн и деяния королей и знаменитых лордов прошлого

География, по сути являющаяся землеописанием, ограничивается так же лишь территорией самого Кэйранда, поскольку на свете существует лишь несколько экземпляров трудов путешественников и купцов, потрудившихся записать свои путевые впечатления от путешествий по иным странам.

Языки - помимо кэрского языка иногда учат дополнительные, в зависимости от будущих занятий. В благородных семьях девочек не обучают иным языкам. Мальчикам же, которых в будущем, возможно, ждет война, или переговоры, или иные способы общаться с соседями и их представителями - преподают языки в зависимости от того - какой сосед ближе. В основном в южных частях страны помимо кэрского многие знают логрийский, в северных - дартский. Куда реже, и лишь на юго-восточном побережье встречаются те, кто знаком с каким-нибудь из многочисленных аспарских диалектов. Вершина языковедения - Древняя речь - мертвый язык, воссоздаваемый в течение веков, редкими энтузиастами, по крупицам собирающим уцелевшие надписи, обнаруживаемые на руинах построе Древних. Поскольку язык воссоздается путем сравнения и сопоставления различных рун, изучение его очень и очень условное, поскольку лишь теоретически можно предположить - как именно звучали те или иные руны и их сочетания.

Девочек в замках общим дисциплинам обучают, но весьма неохотно, многие считают, что от наук головы девочек забиваются ерундой. К тому же, процесс обучения не слишком занимателен сам по себе, поэтому, чаще всего, обучение дочерей аристократических родов общим наукам ограничивается лишь тремя основными дисциплинами, да и тем - не до конца. К примеру, геометрии, в которую на последних этапах обучения переходит изучение арифметики, или философии, основы которой преподаются как вершина грамматики - учить девочку не взбредет в голову даже самому добросовестному учителю.

Образование в аристократических семьях, помимо общего (полного или частичного), в обязательном порядке дополняется куда более необходимыми с точки зрения кэрцев умениями. Мальчиков с детства обучают владению оружием,  навыкам управления землями и людьми, а девочек - рукоделию, и хозяйственным навыкам. Музыке обучают в основном девочек, но, нередки случаи, когда многие юноши увлекаются игрой на лютне или арфе. Верховой езде с самого раннего детства обучают и тех и других, причем дамских седел в Кэйранде не существует. В более позднем возрасте подростков обоего пола обучают премудростям псовой и соколиной охоты.

Следует отметить, что книги в Кэйранде редки и дороги, поскольку изготавливаются и переписываются исключительно вручную. Редко какой замок может позволить себе то, что можно было бы считать, хотя бы условно, хорошим либрариумом, поскольку мало какой лорд будет тратить деньги на столь невразумительные траты, не приносящие прямой выгоды. Гораздо больше распространены свитки, изготовление которых куда дешевле.

Для письма используют перо и пергамент, для деловых же нужд, к примеру - для заметок "на ходу", по-прежнему используются плоские и легкие таблички из белой глины, с толстым восковым слоем, на котором выцарапывают надписи заостренной палочкой-стилосом