Гигиена

Поскольку ни Храмы Двенадцати ни друиды не считают прикосновение к воде, омовение, и вообще вид собственного нагого тела грехом, то в Кэйранде нет обычая вшиветь и грязнеть, источая омерзительную вонь немытого тела и грязных волос.

Позиция веры Двенадцати богов проста - человек получает от богов не только душу, но и тело, поэтому заботы о чистоте, благополучии и здоровье тела являются долгом каждого человека. Позиция друидов еще проще - человек такая же часть великого круговорота природы, как и любая живая тварь на земле, а никто еще не видел, к примеру кота или волка с ног до головы облепленного грязью, и даже животные охотно купаются, когда чувствуют в том необходимость. 

Посему, вода, как пресная так и морская, широко служит для гигиены тела и жилищ. И доступ к воде имеют практически все, хотя конечно принять горячую ванну это удовольствие не для бедняков, ибо необходимы слуги, чтобы натаскать воды, и достаточно финансов чтобы всякий раз при купании тратиться на дрова для подогрева.

В городах имеются общественные купальни, которые, однако, открыты лишь в теплое время года, потому что нет общегородской казны, которая закупала бы дрова для бань, и с середины осени до середины весны горожанам приходится довольствоваться своими силами. В деревнях, которые, как правило лепятся по берегам рек, озер, прудов или на морском побережье - с этим дело обстоит еще проще, поскольку вода в неизмеримом количестве находится в шаговой доступности.  

Во многих замках также оборудуются большие ванные комнаты, с прямоугольными каменными ваннами, в которых одновременно может мыться большое количество человек. Обычно ими пользуется замковая охрана и челядь, причем часто случается что женщины и мужчины моются там одновременно. Аристократы же чаще предпочитают мытье в своих покоях, в больших деревянных ваннах-лоханях, для которых слуги таскают воду в крытых ведрах.

Немаловажной является и забота о чистоте и здоровье зубов. При чистке зубов используют сосновые палочки, один конец которых предварительно подвергается разволокнению, а также растертый в порошок уголь, тертый мел и прочие средства, жуют петрушку и фенхель, при полоскании используют вещества с высокой кислотностью, такие как вино или уксус.

В деревнях копают выгребные ямы, содержимое которых, по истечении определенного срока, перемешанное с золой весьма ценится в качестве удобрения.

 

В мало-мальски зажиточных домах, и тем более в замках, оборудуют отхожие места  (данскеры) которые в форме небольших крытых деревянных или каменных эркеров во внешней стене, внутри имеются сиденья с отверстием, и наклонным каменным стоком, ведущим в отхожую канаву, прорытую с целью не допускать нагромождения зловонных куч у самых стен.

Среди бедняков признанным средством гигиены служит печная зола и "мыльные камни" которые в изобилии находятся на каменистом побережье севера. Для более состоятельных людей куда больше интереса представляет мыловарение, которое весьма развито.

Мыло варят из трупов и внутренних органов погибших животных, от крыс до лошадей, хотя из-за невыносимого запаха в процессе производства мыла - мыловарни обычно располагаются на отшибе от прочих жилищ. Но, несмотря на непривлекательность исходного сырья - результат немногим отличался от привычного щелочного мыла.

Знатные дамы прибавляют к растертому в порошок мылу - порошки из различных трав, шалфея, крапивы и ромашки, заботясь о красоте волос, а также широко используют  растения, как в натуральном, так и сушеном виде, различные экстракты и вытяжки из них, дабы сделаться еще краше, и делают это с тем большим удовольствием, что ни друиды ни дестуры не относят естественное желание придать себе привлекательности за грех.

Забота об отходах жизнедеятельности также не забыта. В Кэйранде нет понятия о санитарии в медицинском смысле этого слова. Нечистоты удаляются с глаз долой не с целью убрать возможный источник болезней, ибо никто не знает о существовании бактерий и вирусов, но исключительно из соображений эстетики и удобства. Трудно проехать по улицам, заваленным фекалиями, поэтому в городах имеюся сточные канавы,  куда сливались нечистоты, перемешиваясь с постоянно текущей водой.